Many thanks to Hanzík for the Czech translations!

tcc-case-title
умеренно geeky  умеренно geeky

1.1

Кандидат:

отшельник

Храм Утреннего Медного Гонга разослал сообщение о нескольких вакантных местах в своём кластере небольших аббатств. Народная молва гласила, что там произошёл некий инцидент с бумагой, результатом которого стало то, что некоторое количество монахов были уволены (sacked). И это не было сленгом: в храме использовались настоящие мешки (sacks). Завёрнутых в мешковину несчастных скатывали как бревна по склону горы вниз, где везунчики с огромной силой разбивались о стволы сосен. Те же, кому не повезло миновать сосны, скатывались с края обрыва.

Это был не самый худший финал, который ждал монаха. Посвящённые, как правило, больше беспокоятся стать уволенными (fired) посредством ритуала с использованием селитры, серы, угля и большой пушки. Ещё более болезненным было снижение затрат, известное как сокращение (downsizing), которым монахов умещали в меньшие кроватки путём удаления нескольких дюймов ненужного роста, начиная либо с пальцев ног вверх, либо (для руководящих постов) от шеи вниз. И нет никого, кто, работая на кухне, хотел бы наблюдать пятидневный процесс консервирования (canned).

Новости о вакансиях дошли до послушницы по имени Аарадья. Она была из жаркой страны, расположенной очень далеко от храма, в которой голые холмы лежали под лучами безжалостного солнца. В воздухе всегда висела пыль. Она одинаково оседала и на коже, и на зубах, и на платах. В отличии от её семьи Аарадья плохо привыкала к ней и ей было вполне достаточно двадцати лет вдыхания пыли.

На сайте храма было опубликовано, что интервью действительно проводится, но там не было ни контактной информации, ни заинтересованности. Любопытно, что даже расположение храма было нераскрыто.

Аарадья досконально изучала каждую страницу и, в конце концов, нашла номер телефона, написанного белым цветом на белом фоне. Но ответивший голос сказал, что она просто дозвонилась до хижины отшельника, который арендовал страницу на сайте храма.

“Я была бы весьма признательна, если бы Вы сказали мне телефонный номер самого храма”, - сказала Аарадья, окуная ее перо в чернильницу. Она помешала, чтобы убрать тонкую пленку.

“Четыре, ох три”, - ответил отшельник. Аарадья записала эти цифры и стала ждать, когда отшельник продолжит, но на другом конце линии стояла тишина.

“А можно сказать оставшуюся часть номера?” - спросила Аарадья.

“Четыре, ох три”, - ответил отшельник. Снова наступила долгая пауза и снова количество цифр было недостаточным. Аарадья отложила перо, постукивая указательным пальцем по столу в размышлении.

“Добудь мне изумруд размером с яйцо птицы”, - скомандовала она.

“Четыре, ох четыре”, - ответил отшельник и Аарадья удовлетворенно улыбнулась, поняв, что угадала его алгоритм.

“Определённо Вы - не безродный отшельник”, - сказала она. “Вы - брат из клана Паука, судя по ответу, соответствующему их легендарному обычаю. Есть ли способ связаться с храмом этому скромному заявителю?”

“Двести раз должен я ответить ДА”.

“Не могли бы Вы сообщить этот способ?”

“Двести четыре раза должен я ответить НЕТ”.

“Брат отшельник, Вы действительно мастер паутины, потому что я полностью увязла в ней. Неужели Вы не можете просто перенаправить эту бедную послушницу?”

“Триста один раз мог бы я отправить Вас обратно, откуда вы пришли; но несомненно, это то, где Вы должны хотеть быть”, - сказал отшельник. Прозвучал короткий звуковой сигнал и наступила идеальная электронная тишина.

Аарадья опустила телефон. Страница с номером отшельника по-прежнему светилась на её экране. Там говорилось мало важного или же так казалось, потому что там всё было написано восторженными гиперболами с использованием длинных заумных слов - на диалекте, уникальном для презренного клана Скользкого Змея. Аарадья пыталась расшифровать что-либо полезное из пассажей, пока её глаза не высохли и в голове не зашумело. В конце концов она сдалась и откинулась, обдумывая свой следующий шаг. Спокойный фон страницы изображал земли храма туманным утром: растущий туман элегантно перетекал в белую область страницы. Солнце было бледным и холодным.

Она подумала: “Если это то, где я должна хотеть быть, тогда это то, где я должна быть. Ибо, как научил меня мой старый учитель C: указатель на число может быть null, но массив чисел - никогда. Телеприсутствие, в лучшем случае, является слабой заменой присутствию”.

Таким образом, Аарадья попрощалась с семьёй, закинула чашу и кувшин за спину и отправилась в отдаленную провинцию, где, по слухам, находился храм. Original: The Applicant (part 1): The Hermit

Topics...