Many thanks to Hanzík for the Czech translations!

tcc-case-title

Обязанностью настоятелей Храма является руководство деятельностью подчинённых им кланов: выбор проектов, установление сроков, распределение задач и найм сотрудников любыми средствами необходимы для уверенности в том, что всё будет выполнено вовремя. Именно за такую власть настоятелям завидовали и их презирали. В самом деле, редко когда пересекаются дороги настоятелей и монахов без того, чтобы после кто-нибудь не оказался более несчастным.

Поэтому без особого удовольствия старец Шинпуру воспринял визит нового главного настоятеля клана Паука.

- - -

Шинпуру находился в теплице Храма, ухаживая за растениями небольшого зимнего сада, которым он занимался в качестве хобби, когда главный настоятель подошёл и низко поклонился, сказав: “Ужели мне выпало счастье предстать перед монахом Шинпуру, чьим кодом восхищаются во всём Храме?”

“Этот несчастный человек - я”, - сказал Шинпуру, возвращая поклон.

“Я пришёл спросить, не поделитесь ли Вы мыслями о будущем”, - сказал настоятель.

“Я ожидаю, что завтра взойдет солнце”, - ответил Шинпуру. - “Ежели я ошибаюсь, то этого не будет”.

“Я думал конкретно о твоём будущем”, - ответил настоятель.

“Если солнце не взойдет, моё будущее будет волновать меня меньше всего”, - сказал Шинпуру. - “Если оно взойдет, то я ожидаю, что буду приветствовать его, наслаждаясь небольшой чашей риса с угрём. Ежели я ошибаюсь, то этого не будет”.

Настоятель улыбнулся: “Выходит это правда, что монах Шинпуру строит планы на все возможные случаи. По этой причине я и пришёл. В последнее время наблюдается нехватка настоятелей в клане Паука.* Храм дарует Вам честь подняться на наш уровень”.

“Я не достоин”, - сказал Шинпуру, снова поклонившись.

“Работа трудная”, - продолжал настоятель. - “Наш день начинается задолго до восхода солнца, который Вам редко удастся поприветствовать на досуге, ибо есть много совещаний и мы бежим с нашими чашами с одного на другое. Точно так же, Вы не часто будете видеть закат, разве что на веб-камере. В обмен на это Вы получите гораздо большую компенсацию из казны храма и право руководить деятельностью самого Храма”.

“А что станет с ‘Шинпуру, чьим кодом восхищаются во всём Храме’, когда он перестанет кодировать?” - спросил монах.

“Не переживайте!” - сказал настоятель. - “Вы будете делать то, в чём преуспели, но на один уровень выше: Мета-Кодирование, если хотите. Вместо проектной документации мы производим долгосрочные планы; вместо программного обеспечения мы в большом количестве выдаём графики; вместо дефектов и новых возможностей мы обсуждаем затраты и ​​прибыль. Сам Храм является машиной, к которой мы применяем наше мастерство, переделывая его по своему усмотрению”.

“Наиболее веский довод”, - сказал Шинпуру, отвлекшись на свои виноградники. - “Я тоже заметил нехватку настоятелей. Такова цена власти. Ибо, как однажды заметила матриарх мореплавания Субашико, монахи могут управлять снастями и учителя могут управлять монахами, но именно настоятели прокладывают курс и держат штурвал; именно настоятели отправляются на дно либо владельцами судна, либо их собственным экипажем”.

“Только дураков ждёт такая участь”, - сказал настоятель. “А монах Шинпуру - не дурак. Ежели я не ошибаюсь, но я редко ошибаюсь в таких делах”.

“Тогда не считайте меня дураком за отказ от щедрого предложения Храма”, - сказал Шинпуру, обрезая жёлтые листья.

Главный настоятель нахмурился: “Что бы Шинпуру подумал о семени, которое отказалось прорасти, или о дереве, которое отказалось давать плод? Что ещё я должен думать о монахе, который так быстро отказался от возможности роста, от управления, от власти?”

Шинпуру отложил ножницы, чтобы подвязать виноградную лозу. “Что есть власть?”, - спросил он.

“Возможность делать всё, что хочешь”, - сказал настоятель.

“Хорошо”, - сказал Шинпуру. - “Тогда завтра я хочу поприветствовать восход солнца с моей небольшой чашей. Тогда я хочу взять немного горячего чая и на моей рабочей станции читать технические сайты, которые я нахожу наиболее интересными, после чего я с нетерпением ожидаю плодотворного дня кодирования, прерываемого лишь несколькими приятными обсуждениями с моими коллегами, обедая на этом самом месте и ухаживая за своим садом. Когда наступит ночь, я хочу оказаться в своей уютной келье с животом полным риса, с чашкой тёплого сакэ, с кошельком, в котором достаточно монет, чтобы купить больше семян, и с разумом, свободным от всех других забот”.

Настоятель поклонился: “Тогда я вижу, что Шинпуру имеет всю власть, которую может желать. Ежели он не ошибается”.

“Я редко ошибаюсь в таких делах”, - сказал Шинпуру, снова поднимая ножницы, так как его внимание привлёк ещё один жёлтый лист. - “В мире, где нельзя быть уверенным даже в восходе солнца, человека можно простить за незнание большого множества вещей. Но не знать, что хочет моё сердце? Я надеюсь, что никогда не стану таким безнадежным дураком”.

* Как отмечалось в случаях 61, 62, 67, 120 и, может, других: среднее время жизни настоятелей клана Паука - как у дельфина в пустыне Гоби.