Many thanks to Hanzík for the Czech translations!

tcc-case-title
немного geeky  немного geeky

Случай 144

Мнемоника

(Sorry, this page has not been translated by the translator you selected.)

Как только Джишин покинул Храм Чугунного Неба, чтобы вернуться домой, ему на плечо упала рука. “Брат”, - сказал монах в белых одеждах, - “По твоему прикиду я определил, что ты из храма Утреннего Медного Гонга”.

“Отрицать это - значит говорить неправду”, - сказал Джишин.

“Я слышал, что это жестокое место, где глупость исправляется унижением и травмами, если не сказать прямо - экзекуцией”, - сказал монах.

“Отрицать это - значит говорить неправду”, - сказал Джишин, - “но и подтверждать это - тоже лгать”.

“Я не понимаю”, - сказал монах.

“Величие храма заключается в рассказах о нём”, - сказал Джишин, - “Поэтому наш писец иногда корректирует наши летописи, чтобы сделать описанные там истории более... запоминающимися”.

“Получается, что вашему самому священному журналу событий нельзя доверять?” - спросил монах в изумлении.

“Null”, - ответил Джишин спокойно, как делал его учитель Кайму. - “Можно верить летописям, что описывают верный дух произошедших событий, а не детали тех событий”.

Монах плюнул под ноги Джишина: “Ты используешь запутанную логику того, кто ещё кодирует в процедурном стиле. Как ты мог прийти сюда в надежде понять основы правильных алгоритмов, если даже не можешь отличить истинное от ложного?”

Быстрый как молния Джишин отломил ветку с дерева и ударил монаха в белых одеждах по животу. Джишин продолжал бить безмолвного монаха, при каждом ударе приговаривая:

“В языке Perl подчёркивание является понятным! В языке Perl подчёркивание является понятным!”

Испуганный монах убежал от Джишина и скрылся в башне, чуть не сбив на ёё ступенях старую монахиню.

“Какую цель преследует такое насилие?” - спросила монахиня Джишина.

“Я хотел, чтобы монах выучил мнемонику $_ языка Perl и никогда не забывал её”, - сказал Джишин.

“Но мы здесь не используем Perl”, - сказал монахиня.

“Именно поэтому я и выбрал его”, - сказал Джишин. - “С этого момента, когда монах будет рассказывать о сумасшедшем посетителе, который ответил на его вопрос веткой дерева, он процитирует странные слова, что я приговаривал. И когда он поймёт, почему он их всё ещё знает, он поймёт алгоритм писца из храма Утреннего Медного Гонга”.