Many thanks to Hanzík for the Czech translations!

tcc-case-title

Из всех монахинь храма, Йывень и Хвайда были наиболее известны за их сплочённость: куда бы ни пошла одна, вторая идёт следом. И когда одна из их ордена была обнаружена на верёвках, опасно свисающих со скалы, Йывень и Хвайда вместе отправились за советом к настоятелю клана Следа Слона.

Настоятель слушал отчёт монахинь, закинув ноги на стол и полируя свои очки краем своего одеяния. Когда монахини закончили, настоятель вытащил потрёпанный электронный планшет из под кипы бумаг и запустил калькулятор. Расположив пальцы над стеклом, он спросил:

“Сколько времени потребуется?”

Наступила неловкая пауза.

“Тысяча извинений, сэр”, - сказала Йывень. “Вы просите нас оценить необходимые усилия для оказания помощи?”

“Я думаю, что это его должностная обязанность”, - сказала Хвайда, - “ибо я слышала, как он задаёт этот же вопрос любому, кто предлагает внести изменения в наше программное обеспечение”. Она посмотрела на настоятеля. “Дюжины монахов и монахинь на пару дней должно быть достаточно, чтобы пересечь пропасть, вытащить наверх остатки моста и достать несчастную монахиню, висящую на конце”.

“Я не могу освободить от их обязанностей так много людей”, - сказал настоятель. “Предложения с высоким уровнем усилий требуют одобрения комитета по планированию. Приходите через три недели”.

Монахини переглянулись.

“Тысяча извинений за мою дерзость, сэр”, - сказала Йывень. “Но что нам делать в это время с попавшей в беду монахиней?”

“Швырять приготовленную рыбу и бурдюки с водой через овраг”, - сказал настоятель. “Некоторые из них обязательно пролетят в пределах её досягаемости”.

“Я думаю”, - сказала Хвайда осторожно и с явным раздражением, - “что для выполнения этой деятельности всего три раза в день будет расходоваться много хорошей рыбы и бурдюков с водой, а также увеличится нагрузка на персонал кухни, водоносов, рыбаков, кожевников и, конечно же, на того, кому будет поручено стоять на краю пропасти и бросать съестные припасы, пока они не достигнут цели. Совокупные расходы на одного только лосося превзойдут затраты на своевременное спасение”.

Настоятель грустно улыбнулся. “Добывая мёд, медведь легко переносит укусы нескольких пчёл каждое утро своей долгой жизни. Но он не выживет, если эта тысяча укусов произойдёт за один раз”.

Когда монахини покинули офис настоятеля, Йывень спросила:

“Разве настоятель не знает, что основное назначение медведей добывать мёд, а не бегать от пчёл?”

На что Хвайда ответила:

“Даже если это так, медведь, который не видит разницы между дюжиной пчёл и тысячью, погибнет от страха в лесу, сочащемся сахаром”.