Many thanks to Hanzík for the Czech translations!

tcc-case-title

Ровно в 7:07 в первое ясное утро первой недели весны старый писец Ци проснулся от стука в дверь. Снаружи ожидала настоятельница в сопровождении двух вооруженных до зубов охранников в чёрно-белых одеждах.

Настоятельница сказала: “Мы прочитали Ваш отчёт о сожжении моста Жинг и решили, что это преднамеренная ложь от начала и до конца. Летописи являются священными: фальсифицируя их, Вы лишаетесь своей головы”.

Писец ответил: “Что было написано, то было и есть”.

Настоятельница сказала: “Тем не менее, мост неповреждён и все стороны опровергают Ваш отчёт. В качестве доказательства предумышленного обмана я предлагаю эти распечатки различных версий страницы, полученных из вашего хранилища”.

Писец ничего не сказал.

Настоятельница сказала: “Первая версия содержит только текст электронной почты. Отправитель предлагает, чтобы Вы придумали случай, в котором упрямый монах наказан, оказавшись на середине непроходимого моста”.

Писец кивнул и ответил: “Один точка ноль”.

Настоятельница сказала: “Следующая версия даёт подробный отчёт об учителе Суку и монахе Ландва. Здесь Суку наказывает монаха, открепив на её стороне моста столько досок, сколько предлагается по электронной почте”.

Писец снова кивнул и ответил: “Один точка один”.

Настоятельница сказала: “Более поздняя версия меняет имя монаха на Вангохан. Здесь Суку выпускает из корзины дрессированных кобр на мост в сторону несчастного монаха. Эту версию я люблю за элегантное во всех отношениях использование змей”.

Писец поклонился и ответил: “Один точка четыре”.

Настоятельница сказала: “Окончательная версия гласит, что учитель Суку сожгла мост в пепел. Это наиболее очевидная ложь”.

Писец ответил: “Один точка шесть”.

Настоятельница сказала: “Можете ли Вы сказать что-либо, что убедит меня сохранить Вашу голову?”

Писец ничего не сказал, а спокойно сел за свой стол и взял клавиатуру. Позади него охранники обнажили мечи.

- - -

Ровно в 7:07 в первое ясное утро первой недели весны старый писец Ци проснулся от стрёкота сороки на дереве за окном. Сквозь ветви можно было видеть холодные, обугленные останки моста Жинг.

Писец сказал сороке: “Один точка шесть точка один”.