Many thanks to Hanzík for the Czech translations!

tcc-case-title
немного geeky  немного geeky

Случай 48

Тишина

(Sorry, this page has not been translated by the translator you selected.)

Храм Утреннего Медного Гонга был возведён среди высокогорных лесов, темных и густых. Посреди густой и ухоженной рощи были скрыты четыре святыни, посвящённые четырём различным богам молчания.

Монах Хушенг поклонялся наименьшему из них, когда на землю перед ним с неба свалился сандалий. Монах посмотрел вверх и обнаружил учёного брата с кляпом во рту, связанного и висящего на верёвках, привязанных к вершине кипариса. Пленник отчаянно пытался распутаться, чтобы привлечь внимание Хушенга.

У Хушенга была привычка не говорить пока не спросят, а так как пленник не мог говорить вообще, Хушенг просто отвернулся и опустился на колени перед святыней, наилучшим местом для созерцания сцены.

“Я много слышал сегодня”, - подумал Хушенг, - “касательно состояния критичной еженощной пакетной работы”.

“Многие хвалили дизайн; про него было сказано, что если некая запись не могла быть обработана, то соответствующее сообщение автоматически рассылалось бы администратору и всем заинтересованным сторонам”.

“Многие восхищались надежностью; как обычно проходили дни без отправки такого сообщения”.

“Многие отмечали ненавязчивость; что сообщения отправлялись только тогда, когда возникали некоторые ошибки, нуждающихся в исправлении. Эту черту я нахожу особенно добродетельной, но настоятель, пивший чай рядом со мной, говорил об этом чуть не плача”...

Мысли Хушенга прервали приглушенные вскрики сверху. В раздражении он закрыл руками свои уши.

“Протоколы говорят нам, что существует четыре Тишины: Тишина Перед Словами, Тишина Между Словами, Тишина Сломанной Трубы и Тишина Упавшего Конверта. Они так же отличаются, как и символы 末 (конец) и 未 (ещё нет), хотя посторонний не может отличить одну от другой”.

Непонятные вскрики становились всё громче. Хушенг поднял голову и увидел змею, ползущую по верёвке к перепуганному пленнику.

“Это любопытно”, - стал размышлять Хушенг. “Брат сверху не умолял об освобождении и не упрашивал меня бросать камни в змею. Вскоре он будет мертв. Тогда он по-прежнему не будет просить меня делать эти вещи, хотя и другим образом. Если же я уйду, то он не будет просить меня совсем по-другому”.

“Кажется, здесь проходит занятие по исправлению этого монаха, хотя я ещё и не догадался в чём суть”.

Поэтому, Хушенг покинул святыню, насвистывая.