Many thanks to Hanzík for the Czech translations!

tcc-case-title
(Sorry, this page has not been translated by the translator you selected.)

Молодая учитель Жинг позволила старшему монаху Вангохану выбрать свой собственный набор технологий для его проекта.

“Ибо, как я заметила в долине”, - объяснила она, - “управление разработчиками похоже на выпас скота: если вы хотите заставить животное двигаться вперед, то хуже всего будет встать у него на пути”.

На протяжении первого месяца Жинг была уверена в мудрости такого подхода, ибо Вангохан был счастливее, чем когда-либо. Каждое утро он приходил рано, энергично трудился, редко покидал рабочее место - только для сна. Его даже заметили дружелюбно общавшимся в чате с монахом Ландва, которого он презирал.

Но последние несколько недель поведение Вангохана изменилось. Он по-прежнему приходил рано и оставался допоздна, но теперь он ни с кем не общался. Во время телеконференций он выглядел таким жёлтым и бледным, что Жинг даже решила проверить цветовой баланс своего монитора.

Когда она наконец спросила монаха, что его беспокоит, Вангохан ответил, что он столкнулся с некоторыми непредвиденными трудностями, но (он заверил её) их не боится: он погуглил это, скачал то, отправил сообщения тем и получил ответы от этих, поэтому всё будет хорошо прежде, чем пойдёт дождь. Не успела Жинг уточнить детали, или хотя бы получить более чёткий ответ, как Вангохан прервал соединение.

“Я должна разобраться, - подумала Жинг.

Она начала с кода Вангохана и обнаружила, что всё там было незнакомо - даже язык программирования был одним из тех, которые в Храме не использовали. Продираясь через чужеродный синтаксис, она узнала, что пользовательский интерфейс был написан с помощью библиотеки AJAX-JSON-XPath, сложность которой была за пределами возможностей младших разработчиков Храма; язык шаблонов заставил Perl4 выглядеть цивилизованно и причудливо; а на уровне хранения данных использовалась экспериментальная СУБД NoSQL, номер версии которой начинался с двух нулей и заканчивался словами ‘alpha’ и ‘SNAPSHOT’.

“Я разобралась, - подумала Жинг. - “И теперь мне надо прилечь”.

- - -

На следующий день, под давлением, Вангохан сознался, что не смог заставить работать различные технологии, как ему хотелось. Появлялись странные исключения. Иногда приложение зависало, иногда память заканчивалась. Так как в Храме не было никого, к кому Вангохан мог бы обратиться, он пользовался форумами, рассылками, непроверенными патчами и дикими догадками.

Жинг извинилась, покинула свою хижину и провела остаток дня в раздумьях, опираясь на низкую ограду и глядя на пастбище.

В конце концов, за забором показался крупный рогатый скот, бредущий в её сторону. Затем ещё дюжина, и дюжина следом.

“Фермер!” - окликнула она человека, который шёл за стадом. - “Как Вы умудряетесь отвести так много скотины к сладкому клеверу, ни одну при этом не потеряв?”

“Уф”, - воскликнул фермер. - “Я не делаю ничего подобного, так как быки и коровы не умеют следовать, только избегать. Посмотрите, как они отходят от того места, куда подхожу я! Иногда я иду справа от них, чтобы держать их подальше от леса, иногда я иду слева, чтобы держать их подальше от канавы, а иногда я иду сзади, чтобы не давать им развернуться. Я всегда в движении, но спокоен; наблюдаю за всем и всегда. Таким образом, я держу скот вместе, но не так тесно, чтобы они не разволновались и не разбежались. Первым правилом выпаса является необходимость собрать стадо, а стадо - это нечто смутное, нечто между порядком и хаосом”.

Жинг, услышав эти слова, обрела просветление.

* Переводчик Andre Bogus предложил такой стих:
Стадо спокойно паслось
Жинг поражалась им
Эти коровы полны гармонии!
Не то, что монахи на лугу.